licetjovi (licetjovi) wrote,
licetjovi
licetjovi

Другая журналистика возможна?

Другая журналистика возможна?

К вопросу, поднятому Дмитрием Рогозиным
15 января, 9:32


Твит-выступление вице-премьера России Дмитрия Рогозина с критикой в адрес руководства российских телеканалов, о котором сообщал «Глагол», заслуживает внимательного осмысления. Содержание записи коротко можно свести к тому, что российское телевидение ориентировано исключительно на развлекательную дешёвку, и эта ориентация сказывается даже на выпусках теленовостей. То, что происходит в российской промышленности, науке, жизни вообще, либо не освещается российскими государственными и «полугосударственными» телеканалами, либо соседствует на равных в новостных блоках с сообщениями «из жизни Голливуда и высшего света».

[Spoiler (click to open)]Думаю, не стоит разводить досужие рассуждения о том, искренен ли Рогозин или «выполняет задание власти», – честно говоря, не вижу ни оснований для таких рассуждений, ни необходимости в них. Какая разница? Есть определённый тезис, и нам нужно разобраться, справедлив ли этот тезис, обоснован ли он и какой вывод подразумевает. Почему это интересует нас здесь, на Украине, несмотря на очевидные отличия в ситуации (государственный телеканал национального масштаба у нас один, настолько эффективный, что вообще непонятно, есть он или его нет; страна находится в принципиально ином экономическом положении)?
Мониторинг СМИ

Потому, что данная проблема затрагивает общий принцип работы СМИ, которые в современных обществах играют огромную – и в абсолютном большинстве случаев негативную – роль. Фактически телевидение является не просто элементом социально-культурной жизни, а выполняет функции социального и государственного регулирования. Как именно выполняет – об этом и речь.

С одной стороны, Рогозин, вне всяких сомнений, прав. Та отвратительная (хотя порой и технически сверхсовершенная) жвачка, которой телевизионщики потчуют зрителей в праздничные, выходные дни и будничный «прайм-тайм», уже давно поселилась и в новостях. Новостные выпуски превращаются в постановку, где центральными фигурами являются работники сферы шоу-бизнеса. Если в новостях появляются политики, учёные, деятели искусства, то всё делается для того, чтобы зритель понял: это – всего лишь роль, всего лишь амплуа, которое по мановению режиссёрской руки при необходимости будет изменено на что-нибудь более «смотрибельное». Президент, Кабмин, власть возникают на экране не потому, что они что-то делают, а потому, что «приходится».

Рогозин достаточно точно называет это «вынужденным пиаром»: так и читается подтекст – ну, сейчас мы отделаемся от этой обязаловки, а потом наконец-то покажем вам, чем живут голливудские знаменитости. В новостные выпуски регулярно попадает какая-нибудь «весть из жизни провинции» – например, о небывалом поголовье йоркширских свиней на голландской ферме. Всё это смешивается в один котёл – жертвы терактов, политики, порнозвёзды, венценосные старушенции.
Константин Долгов: “Независимые СМИ” в украинских реалиях – миф

Однако, с другой стороны, согласно Рогозину, всё это – результат лени, бесталанности и неискоренимой русофобии тех, кто занимается телевидением и не желает делать сюжеты о том, что создаётся российской промышленностью и российской культурой: «кто-то хочет сделать из нас быдло, гогочущее над ежечасной ТВ-развлекухой»; само собой, это кто-то совсем чужой. А это уже отдаёт теорией заговора, которыми в своё время уважаемый Дмитрий активно увлекался – ещё до получения высоких государственных постов. И тут, конечно, Рогозин совершенно не прав. Потому, что никто чужой в происходящем не виноват.

Это всё – своё, родное. Родное сидит на телеканалах, родное тасует шаблонные сюжеты из жизни «звезд», ставя последних на одну доску с академиками, президентами, космонавтами, а заодно записывая в «звёзды» террористов и извращенцев. Не кто-то чужой, а сама Россия – как и у нас – создала систему, при которой СМИ не хотят (да, говоря откровенно, и не могут) ориентироваться на что-либо, кроме выгоды. А если так, то и новости должны быть шоуподобными, чтобы не занижать общий рейтинг, чтобы делать более прибыльной рекламу. Рогозин фактически говорит о том, что телевидение должно сознательно участвовать в политической социализации, в государственном воспитании – но может ли оно делать это в условиях вполне обычного капитализма? Конечно, нет. Каким бы государственным оно ни было, оно вынуждено подчиняться рыночным законам получения прибыли и рыночным законам удержания аудитории. А тут уж не до патриотизма и не до сознательности.

Кроме того, не так сложно представить себе результат прямолинейной реакции гостелеканалов на критику Рогозина и другие подобные претензии (а под словами Рогозина в различной формулировке подпишется не только большинство жителей России, но и – применительно к своим телеканалам – большинство граждан других, и не только постсоветских, стран). Достаточно понаблюдать за тем, как российское телевидение буквально проело мозг аудитории сочинской Олимпиадой – вызывая вполне естественное раздражение. Во-первых, для России не такое уж это сверхъестественное событие, Олимпиада, бывало уже. Во-вторых, и в этом случае работают в первую очередь законы шоу, и собственно спортивное событие подаётся исключительно с точки зрения «ухтыкрутокак». В этом нет ничего общего с предлагаемыми Рогозиным позитивными, мотивирующими новостями.
Информационное противодействие рейдерским атакам и другим «наездам»

Само собой, при такой постановке дела неизбежно и превращение телевидения в систему дистанционного лизоблюдства, и не только блюдства. В то время как Рогозин подразумевает совсем не банальную пропаганду и розовые сопли в стиле американской мечты – речь идёт всего лишь о том, чтобы сообщать зрителям о результатах работы. А в результате будут сплошной пафос о Достижениях и Свершениях, который немедленно набьёт оскомину даже лояльным к власти гражданам. И никак иначе при нынешней системе жизни страны не получится, да и не может получиться.
Рогозин фактически возмущён отсутствием содержательного, информативного ТВ – но оно и невозможно в рыночных условиях. При государственном социализме кое-как возможно, а сейчас – нет. Любая попытка превратить госТВ в дайджест народных свершений в результате даст «Вести с полей» и прочее уныние а-ля наш УТ-1. Для иного эффекта необходимо, чтобы телевидением занимались люди, которым небезразлично всё то, о чём пишет Рогозин. Людей таких немало; но откуда им взяться на капиталистическом телевидение, да ещё на российской версии, которая переполнена гламуром куда больше, чем версии европейские? Вот и получается парадоксальная ситуация, когда российское ТВ максимум, на что может сподобиться, так это на глуповато-жизнерадостный сюжет об олимпийском факеле (сверх-достижение), тогда как о лидирующем положении России в мировом подводном флоте сообщает лондонская Санди Таймс.

Виктор Корнеев, специально для интернет-издания “Глагол”


Источник — интернет-издание «Глагол»: http://glagol.in.ua/2014/01/15/drugaya-zhurnalistika-vozmozhna/#ixzz2qeaI8UeI
Tags: Информационная политика, Россия, СМИ, ТВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments